IPT Group

подписка на обновления

мы в соцсетях

19.06.2018

Отчуждение долей в уставном капитале ООО: соглашение о возмещении потерь как способ перераспределения рисков


Владлен Голубятников
Юрисконсульт
В 2015 году был принят закон, который легализовал новый способ правовой защиты в рамках института возмещения потерь в сделках по отчуждению долей в уставном капитале ООО. Теперь для предпринимателей упрощалась процедура получения компенсации за умаление имущественной сферы одной из сторон сделок. Юрисконсульт IPT Group Владлен Голубятников рассказывает о ключевых особенностях новой нормы.
В соответствии с п. 2 ст. 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее – Закон об ООО) участник общества вправе продать свою долю или часть доли. Доля в уставном капитале общества входит в состав такой группы объектов гражданских прав, как иное имущество, к которому ст. 128 Гражданского кодекса относит в числе прочего имущественные права. Согласно п. 4 ст. 454 ГК РФ общие положения § 1 гл. 30 ГК РФ применяются к продаже имущественных прав, поэтому к сделкам по продаже доли применяется нормативная конструкция договора купли-продажи.

Предметом такого договора является описание размера доли, подлежащей отчуждению. Размер доли указывается в ее номинальной, действительной и договорной стоимости. В соответствии со ст. 14 Закона об ООО действительная стоимость доли соответствует части стоимости чистых активов пропорционально номинальному размеру доли. Чистые активы – один из показателей прибыльности и эффективности хозяйственной деятельности компании. Кроме того, они отражают реальную стоимость имеющегося у компании имущества за исключением ее долгов. Таким образом, имущественный потенциал предприятия, характеризующийся величиной, составом и состоянием активов можно охарактеризовать как "качество доли" в соответствии с п.1. ст. 475 ГК РФ о последствиях передачи товара ненадлежащего качества.

В большинстве случаев цель среднестатистического покупателя – увеличить свое благосостояние. Экономическое благосостояние покупателя в определенной мере зависит от финансовой определенности в отношении активов приобретаемой компании и от ожидаемой доходности инвестиций. Однако стороны, как правило, принимают экономические решения и совершают сделки в условиях неполной информации. Процесс получения покупателем полной информации о фактах хозяйственной деятельности компании ведет к увеличению трансакционных издержек и к подавлению потенциала от экономического взаимодействия сторон сделки.

К покупателю переходят "исторические риски" имущественных потерь, обусловленные неэффективной хозяйственной деятельностью компании в период, предшествующий покупке, искажением данных бухгалтерского учета при оценке стоимости чистых активов компании. Поэтому возникают предпосылки для применения эффективных способов защиты имущественных интересов покупателя. В этом случае можно было бы говорить о возникновении последствий передачи покупателю товара "ненадлежащего качества" и требовать от продавца их устранения. Однако судебная практика говорит о том, что нормы ст. 475 ГК РФ о некачественности товара не применяются к договору купли-продажи доли в уставном капитале.

Итак, если риски значительно превышают ожидаемую доходность инвестиций, то они могут выступать сдерживающим фактором при принятии решения о вхождении в сделку.

Как обезопасить себя от имущественных потерь?


Одно из ключевых нововведений Федерального закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" – легализация нового способа правовой защиты в рамках института возмещения потерь, заимствованного из англо-американской правовой системы (англ. indemnity).

Правовая конструкция института раскрывается в ст. 406.1 ГК РФ как обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны. Основным его преимуществом для предпринимателей по замыслу законодателя должно было стать упрощение процедуры получения компенсации за какое-либо умаление имущественной сферы одной из сторон сделки.

Правовая сущность возмещения потерь сводится к перераспределению имущественных рисков сторон. Особенность правовой природы возмещения потерь как меры воздействия проявляется в ее отличии от мер гражданско-правовой ответственности. В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 7) разъясняется, что в силу ст. 406.1 ГК РФ соглашением сторон обязательства может быть прямо установлена обязанность одной из них возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных обстоятельств, каким-либо образом связанных с исполнением, изменением или прекращением обязательства либо его предметом и не являющихся нарушением обязательства. Положения ст. 406.1 ГК РФ не связаны с нарушением прав и реализуются в регулятивном правоотношении, поэтому они не могут считаться способом защиты прав. Таким образом, требование о возмещении относится не к мерам гражданско-правовой ответственности, а к мерам охраны гражданских прав, которая представляет собой совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации права.

Возмещение потерь представляет собой денежную сумму, которую необходимо уплатить в случае возникновения потерь одной из сторон, обусловленных наступлением оговоренного обстоятельства. С точки зрения выполняемой функции, возмещение потерь является компенсационной мерой. Это проявляется в том, что после выплаты указанной суммы кредитор оказывается в таком состоянии, как если бы он не понес потери.

Основанием возмещения потерь могут выступать обстоятельства, определенные сторонами в соглашении о возмещении потерь, не связанные с нарушением обязательств его стороной. В п. 15 Постановления Пленума ВС РФ № 7 уточняется, что речь идет не о любых обстоятельствах, указанных сторонами, а каким-либо образом связанных с исполнением, изменением или прекращением обязательств между сторонами или его предметом и которые не являются нарушением обязательств.

Как отмечается в литературе, российская конструкция института возмещения потерь гораздо у'же англо-американской по своему содержанию и сфере применения. Например, по мнению д. ю. н., профессора Ларисы Санниковой, среди известных англо-американскому праву различных видов возмещения потерь в российском праве реализован один вид по требованию третьего лица, в том числе и государственных органов. Среди недостатков выделяют сложность системы доказывания понесенных потерь. Так, согласно п. 15 Постановления Пленума ВС РФ № 7, стороне, требующей возмещение, необходимо доказать наличие причинной связи между наступлением указанного обстоятельства и ее потерями, в отношении которых также требуется доказать, что они понесены или с неизбежностью будут понесены в будущем. Применение же судами строгих требований по доказыванию размера потерь и наличия причинной связи между наступлением соответствующего обстоятельства и возникновением потерь может затруднить участникам имущественного оборота эффективно использовать данную правовую конструкцию для распределения рисков, возникающих при осуществлении ими предпринимательской деятельности.

Таким образом, предпосылкой применения института возмещения потерь к правоотношениям сторон, возникающих из договоров купли-продажи доли, является существование объективных исторических рисков имущественных потерь покупателя, обусловленных неизбежной утратой активов компании в будущем вследствие неэффективной хозяйственной деятельности в прошлом.

Что необходимо учитывать при составлении соглашения?


Приведу некоторые существенные условия, которые необходимо учитывать при составлении соглашения:
  1. соглашение о возмещении потерь является договорным условием и всегда сопровождает основной договор, из которого потери и возникают. По существу, оно не самодостаточно, а дополняет другое основное правоотношение;
  2. существенное значение имеют закрепленные в соглашении формулировки, обязывающие сторону выплатить возмещение. Стороны при формировании условия о возмещении потерь должны обязательно ссылаться на действие в этой части правил ст. 406.1 ГК РФ. По смыслу ст. 431 ГК РФ в случае неясности того, что устанавливает соглашение сторон – возмещение потерь или условия ответственности за неисполнение обязательства – положения ст. 406.1 ГК РФ не подлежат применению;
  3. важным является условие о размере возмещения или порядке его определения. В случае его отсутствия обязательство в соответствии со ст. 406.1 ГК РФ не будет считаться возникшим. Указание в договоре точного размера возможных потерь будет указывать на заранее оцененных сторонами убытках, а не о возмещении потерь. В п. 15 Постановления Пленума ВС РФ № 7 возмещение потерь допускается только тогда, когда будет доказано, что потери уже понесены или с неизбежностью будут понесены в будущем;
  4. не менее значительны условия об обстоятельствах, в случае наступления которых возникают потери. Обстоятельства должны являться основанием для возникновения потерь и не должны быть связаны с нарушением обязательств должником;
  5. необходимо определить порядок возмещения потерь. Учитывая содержание диспозиции п. 1 ст. 406.1 ГК РФ, указанный порядок определяется сторонами самостоятельно;
  6. необходимо быть в состоянии документально подтвердить обоснования возмещения потерь, возникших в случае наступления определенных в соглашении обстоятельств.

На текущий момент судебная практика применения соглашения о возмещении потерь в части рассматриваемых сделок еще не накоплена. Поэтому представляется затруднительным судить об эффективности использования сторонами сделок данного способа правовой защиты. Тем не менее на данном этапе своего развития гражданское законодательство РФ уже позволяет сторонам рассматриваемых сделок продвигать наиболее выгодные для них условия и механизмы, которые обеспечивают максимальную защиту от рисков на всех этапах сделки и далеко за ее пределами.

Источник