+7 495 988 - 47 - 70
Сохраняя суть, стимулируй прогресс
+7 495 988 - 47 - 70
Россия, 109004, Москва,
ул. А. Солженицына, д. 27 (Пн-Пт 10:00-19:00)

Подписывайтесь на наши новости!

Суверенный дефолт РФ: вероятность и последствия

Евгений Баловнев

Финансовый контролер IPT Group

Финансы Инвестиции 23 Марта 2015

Средне- и долгосрочный риск суверенного дефолта РФ остаётся одной из наиболее тревожных тем на повестке дня.

Несмотря на кажущееся снижение градуса противостояния на востоке Украины, а также выход цены на нефть из затянувшегося пике, российская экономика ещё очень далека даже от самой мысли о скором благополучном разрешении той ситуации, в которой она оказалась. Становится всё более очевидным тот факт, что санкционный режим в отношении России в ближайшее время смягчаться не будет. И, наоборот, «западными партнёрами» будет вестись активный поиск оснований для его ужесточения. Таким образом, средне- и долгосрочный риск суверенного дефолта РФ остаётся одной из наиболее тревожных тем на повестке дня.

Очевидно, что наиболее значимым эффектом западных санкций стала фактическая изоляция российских предприятий и банков от внешних источников заёмного финансирования. И это на фоне совокупного внешнего долга РФ на начало 2015 года в сумме 600 млрд долл. Из этой суммы непосредственно на органы госуправления и ЦБ РФ приходится менее 10%, остальное – это корпоративный долг. Однако в текущих условиях данное разделение не имеет значения, поскольку правительство не допустит банкротства крупных предприятий, ну а более мелкие компании в случае возникновения непреодолимых финансовых трудностей будут просто поглощаться. Таким образом, при самом негативном сценарии всё бремя внешнего долга всё равно придётся нести российскому государству, то есть речь будет идти о риске именно суверенного дефолта РФ.

Что же Россия может противопоставить своему внешнему долгу в 600 млрд долларов в условиях начинающейся стагнации экономики? Фактически только свои международные резервы. Россия всегда гордилась своими золотовалютными резервами, тщательно охраняла их от призывов всё поделить и потратить. Благодаря накопленным ЗВР, удалось избежать более негативных последствий от предыдущего кризиса и именно на эти резервы приходится уповать и сейчас.

Однако сумма ЗВР на текущий момент уже не выглядит столь внушительно. На 20.02.2015 международные резервы РФ составляли 365 млрд долларов, за полгода сократившись аж на 100 млрд долл. Что же происходило в эти полгода? Дело в том, что в 4-м квартале 2014 года тенденция к ослаблению рубля становилась всё более выраженной, что подталкивало участников рынка на все свободные деньги покупать валюту. Наиболее предприимчивые брали рублёвые кредиты и на эти деньги приобретали валютные активы. В условиях такого беспрецедентного давления на рубль Центральный банк был вынужден предлагать рынку валюту из международных резервов, чтобы хоть как-то замедлить девальвацию. К концу года стало понятно, что такими темпами никаких резервов скоро не останется и нужно искать другое решение. В результате была достигнута договорённость с ведущими финансово-промышленными группами о необходимости продажи части валютной выручки. Эта «договорённость» многими экспертами расценивалась как серьёзное ограничение экономической свободы участников рынка, однако нужно чётко понимать, что российская экономика сможет эффективно сопротивляться негативным обстоятельствам только при скоординированном взаимодействии всех её участников. Таким образом, можно говорить о том, что мы наблюдаем первые шаги на пути России к мобилизационной экономике.

Переход к так называемой мобилизационной экономике – это исключительно тактический шаг, который позволит российской экономике в среднесрочной перспективе с помощью консолидации усилий, и прежде всего, распределения финансовой нагрузки между её субъектами, избежать обвала ведущих компаний и целых секторов. Предотвращение дефолта станет ключевой целью на ближайшие несколько лет, а точнее до того момента, пока не установится новый статус-кво в отношениях России и Запада. Можно привести огромный набор мероприятий, которые должны проводиться (и уже проводятся) в рамках «антидефолтной терапии». Короткий список того, что нужно сделать в первую очередь, выглядит следующим образом:

- Замедлить стагнацию экономики путём стимулирования внутреннего спроса. Здесь ключевыми моментами являются снижение процентной ставки, а также либерализация законодательства и практики его применения в сфере малого и среднего бизнеса
- Прекратить «палить» международные резервы на валютные интервенции. Необходимо отпустить рубль в «свободное плавание»
- Оказывать экстренную финансовую поддержку ведущим компаниям из средств ЗВР, фактически продолжая процесс огосударствления стратегических отраслей
- Сокращать бюджетные расходы, прежде всего в части содержания госаппарата
- Постепенно повышать налоговую нагрузку на население
- Сократить чистый отток капитала из российской экономики, который по уточнённым данным составил 150 млрд долларов за 2014 год. Здесь можно выделить мероприятия по так называемой деоффшоризации одновременно с фактической амнистией ранее вывезенного капитала. Россия вполне может обойтись без прямых иностранных инвестиций. Важно любыми способами, в том числе и административными, повысить привлекательность российской экономики для реинвестирования заработанных здесь же прибылей.
Как видим, необходимые меры являются довольно болезненными, однако выбор сейчас невелик – либо объединение усилий всех экономических субъектов в надежде организованно преодолеть грядущий экономический шторм, либо скоропостижный дефолт, после которого, возможно, кто-то и выплывет самостоятельно, но последствия представляются настолько непредсказуемыми, что желающих приблизить это событие быть не должно. Мобилизационная модель экономики может иметь два основных сценария развития.

Первый сценарий – оптимистический – предполагает занятие Россией выжидательной позиции в надежде на изменения во внешнеполитической обстановке в среднесрочной перспективе. Есть мнение, что, если не делать дальнейших резких движений во внешней политике, то градус противостояния будет неумолимо снижаться, что скорее всего приведёт к частичной или полной отмене западных санкций в течение двух-трёх лет. Важно, чтобы российская экономика к этому моменту оставалась (или хотя бы казалась) достаточно устойчивой, чтобы у «западных партнёров» не возникло искушения всё-таки понаблюдать за её агонией. С другой стороны, возобновление полноценного сотрудничества с Россией может стать важным экономическим ресурсом для тех государств, которые на это решатся.

Второй сценарий будет актуален, если усилия, направленные на восстановление отношений с Западом, не дадут никаких плодов. Это подтолкнёт Россию к окончательному развороту в сторону экономической изоляции и сделает во всех смыслах целесообразным отказ от обслуживания внешнего долга, то есть… дефолт. Только позиционироваться это будет не как полный отказ от долгов, а как вынужденная мера по приостановке выплат по долгам, вызванная деструктивной позицией группы кредиторов.

Никаких сценариев, связанных с радикальным изменением руководством России своих политических позиций и приоритетов, даже не стоит рассматривать, поскольку вероятность подобных событий равно нулю.

Если же рассматривать только сложившуюся обстановку без учёта возможных тенденций к её изменению, то вероятность дефолта можно расценивать как довольно низкую. Около 70% текущего корпоративного долга приходится на экспортёров, получающих валютную выручку. Эти предприятия в состоянии самостоятельно обслуживать свои долги. В экстренных случаях, как в известной ситуации с Роснефтью, правительство обязательно подставит плечо в виде ЗВР. Самих международных резервов при правильном их использовании должно хватить на несколько лет. А за это время есть надежда на восстановление комфортных для России цен на нефть. По идее эти события должны будут продемонстрировать Западу неэффективность санкционного давления на Россию. В случае если противостояние будет продолжаться, Россия просто объявит дефолт, переориентируется на более тесную экономическую кооперацию со странами БРИКС, а также начнёт более активное вовлечение в зону своих интересов традиционных партнёров по СНГ.

1 Июня 2017

Светлана Бармушкина

Заместитель Главного бухгалтера

25 Мая 2017

Арсений Громов

Юрисконсульт департамента правового сопровождения управления недвижимостью

Финансы 11 Апреля 2017

Мария Демченко

Юрист департамента правового сопровождения инвестиционных проектов

Пресс-секретарь IPT Group
Телефон
+7 495 988 - 47 - 70
Эл. почта
media@iptg.ru