+7 495 988 - 47 - 70
Сохраняя суть, стимулируй прогресс
+7 495 988 - 47 - 70
Россия, 109004, Москва,
ул. А. Солженицына, д. 27 (Пн-Пт 10:00-19:00)

Русские в британских судах: прецедент банкира Пугачева

Алексей Мозжухов

Юриспруденция 26 Февраля 2016

Решения британских судов по делам с участием наших соотечественников (в большинстве своем уже бывших) вызывают в России неизменный интерес.

Не менее любопытными такие решения являются с профессиональной точки зрения, поскольку позволяют сравнить механизмы и возможности российского и английского правосудия.
В этом отношении примечательным является недавнее решение Высокого суда Лондона, а затем и Апелляционного суда по делу против бывшего сенатора и банкира Сергея Пугачева JSC Mezhdunarodniy Promyshlenniy Bank and Another v Pugachev [2015] EWCA Civ 139.
В некотором смысле, это дело является показательным, поскольку демонстрирует возможности британского правосудия в отношении имущества, тщательно упрятанного за частоколом оффшоров и дискреционных трастов. Также примечательна отрешенность, с которой британский суд назначил уголовное наказание лицу, несколько раз испытавшему терпение английской системы правосудия.
Какие выводы можно отметить в этом решении?

Во-первых, британский суд имеет право выносить определение об обеспечительных мерах в поддержку судебного процесса, который ведется за рубежом (Section 25 of the Civil Jurisdiction and Judgments Act 1982). Именно этим правом воспользовался Высокий суд Лондона, принимая определение о заморозке активов на общую сумму £1.17 млрд. в обеспечение судебного производства в Арбитражном суде г. Москвы.

Определение об обеспечительных (freezing injunction) мерах Высокого суда предписывало заморозку активов, которыми г-н Пугачев мог прямо или косвенно распоряжаться, в том числе активы во владении третьих лиц. Заморозка активов распространялось "на любое бенефициарное право, возникавшее из траста или подобной структуры, в том числе право из назначения, усмотрении или иного рода, стоимостью свыше £10 000".

Более того, говоря о возможностях британского суда, стоит вспомнить еще одно прецедентное решение Апелляционного суда Англии и Уэлься (JSC BTA Bank v Solodchenko and others [2011] EWCA Civ 1241). В соответствии с этим решением обеспечительные меры распространяются даже на активы, которыми ответчик не владеет, но над которыми он осуществляет фактический контроль.

Во-вторых, выяснилось, что лабиринт оффшорных компаний и дискреционных трастов, британский суд проходит стремительно и не сбивая дыхания. Своим определением об обеспечительных мерах (freezing injunction) Высокий суд обязал г-на Пугачева раскрыть данные по всем трастам, бенефициаром которых он является, в том числе дискреционные трасты.

Вообще «раскрытие документов» (disclosure) представляет собой детально проработанный инструмент британского правосудия, предусмотренный Гражданским процессуальным кодексом (Civil Procedure Rules). До начала фактического разбирательства стороны должны представить друг другу все имеющие отношение к разбирательству документы - «выложить карты на стол» (Davies v Eli Lilly [1987] 1 WLR 428). Более того, раскрыть документы будет настойчиво просить ваш собственный адвокат. Правила предписывают раскрытие электронных документов и переписки и содержат запрет на уничтожение документации.

В-третьих, нарушение предписаний британского суда является уголовным преступлением «неуважения к суда» (contempt of court), строго наказуемое вплоть до лишения свободы (Contempt of Court Act 1981). В случае с Сергеем Пугачевым суд выявил целых двенадцать случаев неуважения к суду, которые заключались в сокрытии документов, представлении неверных сведений, использовании находящихся под арестом средств. Не вызывает удивления, что Высокий суд вынес максимальное возможное по законодательству Соединенного Королевства наказание (section 14(1) of the Contempt of Court Act 1981) в виде двух лет лишения свободы (JSC Mezhdunarodniy Promyshlenniy Bank v Pugachev [2016] EWHC 258 (Ch)).

Английские юристы уже отметили данное решение как прецедентное в части применения дополнительных обеспечительных мер (а именно, определения о раскрытии дискреционных трастов) для целей повышения эффективности такой обеспечительной меры как заморозка активов.

Для практикующего российского юриста стоит отметить два интересных момента:
  1. российские государственные органы готовы преследовать нарушителя в иностранных судах (напомним, что Агентство по страхованию вкладов возбудило производство как в Арбитражном суде Москвы, так и в Высоком суде в Лондоне), и такие их действия имеют перспективы.
  2. даже в отсутствие соответствующего международного договора между Соединенным Королевством и Российской Федерацией, английские суды готовы применять обеспечительные меры в виде заморозки активов в поддержку производства российского арбитражного суда.

Председатель совета директоров IPT Group Сергей Нотов и сопредседатель совета директоров компании Павел Кориков стали соавторами книги «Эклогес. Опыт построения науки о выборах», вышедшей в издательстве «Филинъ» в августе 2017 года. В работе рассматриваются техники проведения избирательных кампаний с античного периода до наших дней.
15 Августа 2017
Право Исследования Юриспруденция
Пресс-секретарь IPT Group
Телефон
+7 495 988 - 47 - 70
Эл. почта
media@iptg.ru