+7 495 988 - 47 - 70
Сохраняя суть, стимулируй прогресс
+7 495 988 - 47 - 70
Россия, 109004, Москва,
ул. А. Солженицына, д. 27 (Пн-Пт 10:00-19:00)

Применение договора управления залогом в мировой практике в условиях отсутствия правовых механизмов в российском законодательстве

Мария Демченко

Финансы 11 Апреля 2017

Проблемы применения договора управления залогом в российской правовой действительности

Применение договора управления залогом в мировой практике связано, прежде всего, с синдицированным кредитованием. Российские компании, заключающие такие кредитные договоры на Западе, зачастую вынуждены подчинять их действию английского права, поскольку отдельные правовые механизмы в российском законодательстве просто отсутствуют.

Синдицированный кредит


Природа договора управления залогом во много определяется природой правоотношений, в рамках которого он и существует, а именно отношений синдицированного кредитования. Краткая характеристика данных отношений состоит в следующем:
  • Синдицированное кредитование является формой предоставления кредита, в котором участвуют несколько кредиторов.
  • С помощью данной формы кредитования заемщик может получить значительный объем средств, который один банк предоставить не способен.
  • Совместное участие банков в таких отношениях позволяет распределить риск в отношении крупного заемщика между этими банками.
  • В едином кредитном договоре закрепляется обязанность каждого банка предоставить строго оговоренную часть кредитных средств, не принимая на себя обязанность предоставить недостающую часть кредита, в случае неисполнения остальными банками обязанности по предоставлению своей части (параллельные (самостоятельные) обязательства банков перед заемщиком, множественности лиц на стороне кредитора и, соответственно, солидарная обязанность не возникают, наличие множественности самих обязательств).
  • В данных отношениях одну из основных ролей играет фигура организатора (кредитного (платежного) агента), банка, взявшего на себя процесс организации предоставления кредита. Будучи одним из кредиторов, он также возлагает на себя функции посредника между заемщиком и банками.
  • Исключается применение к таким отношениям положений о простом товариществе. Присутствие отдельных элементов простого товарищества в системе отношений синдицированного кредитования порождает дискуссии на счет совпадения данных институтов и допустимости их применения к регулированию синдицированного кредита. Тем не менее, наличие существенных различий в правовой природе данных институтов не допускает их сопоставления.

Правовая природа договора управления залогом


Отношения по договору управления залогом могут строиться по следующим схемам:
  • между кредиторами-залогодержателями, где один из таких кредиторов является управляющим залогом;
  • между кредиторами-залогодержателями и третьим лицом (управляющим залогом);
  • между единственным кредитором залогодержателем и третьим лицом (управляющим залогом).

Следует отметить, что третья схема немного выбивается из сферы традиционного применения договора для целей синдицированного кредитования, поскольку кредитор представлен единственным субъектом, а специфическую природу данных правоотношений во многом определяет необходимость нахождения механизма для урегулирования отношений между несколькими кредиторами-залогодержателями.

При этом в п. 6 ст. 356 ГК РФ указывается на субсидиарное применение к правам и обязанностям залогодержателей по отношению друг к другу – правил о договоре простого товарищества, заключаемом для осуществления предпринимательской деятельности. Подобное можно объяснить попыткой урегулировать несвойственные нашему правопорядку отношений параллельных обязательств, характеризующих отношения синдицированного кредитования [2]. Возможно, этим же объясняется появление нормы о долевой собственности кредиторов на имущество, полученное управляющим залогом в интересах кредиторов. Рассматриваемые отношения должны исключать появление множественности лиц на стороне кредитора и возникновение солидарных требований кредиторов. С другой стороны, простое товарищество в качестве своей характерной черты предполагает наличие солидарной ответственности товарищей, которая должна исключаться, если речь идет о синдицированном кредитовании и сопутствующих ему обязательствах.

Управляющий залогом, индивидуальный предприниматель либо коммерческая организация, за вознаграждение, если иное не предусмотрено договором:
  • либо обязуется заключить договор залога с залогодателем и (или) осуществлять все права и обязанности залогодержателя по договору залога;
  • либо вправе вступить в уже имеющиеся залоговые правоотношения на основании соглашения о передаче договора для осуществления прав и обязанностей залогодержателя по договору залога.

Второй случай явно противоречит существу рассматриваемого обязательства. Управляющий залогом не является самостоятельной стороной залогового обязательства, а осуществляет лишь представительские функции, вытекающие из договора управления залогом, тогда как соглашение о передаче договора предполагает замену стороны в самом залоговом обязательстве. По смыслу данной нормы, управляющий залогом приобретает права не по договору управления залогом, а по соглашению о передаче договора. При применении данной конструкции кредиторы-залогодержатели утрачивают свои права и обязанности, их место в обязательстве занимает управляющий залогом, становясь новой стороной договора залога, что является недопустимым.

Пунктом 3 ст. 356 ГК РФ устанавливается, что управляющий залогом обязан осуществлять все права и обязанности залогодержателя по договору залога на наиболее выгодных для кредитора (кредиторов) условиях. При этом отсутствует какое-либо указание на то, как должен действовать управляющий залогом, если возникнет конфликт интересов залогодержателей. Например, в пункте 4 той же статьи устанавливается, что заложенное имущество подлежит продаже по требованию любого из кредиторов, которое вполне может нарушить интересы остальных кредиторов.

Спорным является положение, что имущество, полученное управляющим залогом в интересах кредиторов, в том числе в результате обращения взыскания на предмет залога, поступает в долевую собственность кредиторов пропорционально размерам их требований, обеспеченных залогом, если иное не установлено соглашением между кредиторами. На стадии законопроекта данная норма предполагала пропорциональное распределение полученного имущества, что характерно для обязательств с множественностью лиц на стороне кредитора. В итоговой редакции появилась норма, которая переносит отношения из обязательственных в сферу вещно-правовых, и получить удовлетворение требований из стоимости заложенного имущества кредиторы могут только путем выделения доли из права общей долевой собственности. Вероятно, законодатель попытался исключить солидарность требований сокредиторов, характерную для обязательств с множественностью лиц на стороне кредиторов. Представляется, что для данных целей достаточно было бы исключить солидарность, сохранив при этом обязательственный характер правоотношений. Данная норма диспозитивна, и соглашением кредиторов может быть установлен иной порядок.

Пунктом 5 ст. 356 ГК РФ устанавливаются основания прекращения договора. Несмотря на то, что перечень оснований прекращения договора содержит только три положения, его нельзя считать исчерпывающим. При наличии положения пп. 1 п. 5 ст. 356 ГК РФ не должно исключаться применение положений ст. 352 ГК РФ, где установлены все общие основания прекращения залога, что закономерно приведет к прекращению и договора управления залогом.

Основанием является расторжение договора в одностороннем порядке по решению кредитора (кредиторов). При этом норма сформулирована таким образом, что для расторжения достаточно решения одного кредитора. Это делает договорные отношения нестабильными. В уже упомянутом Проекте Минфина России в этой связи содержится следующая поправка пп. 2 п. 1 ст. 356 ГК РФ: «расторжение договора в одностороннем порядке по решению единственного кредитора либо всех кредиторов, заключивших договор управления залогом, единогласно, если иное не установлено соглашением между кредиторами».

Общий вывод


Формально нормативное регулирование договора управления залогом было установлено, но в существующем виде статья 356 ГК РФ не способна в полной мере обеспечить необходимое регулирование отношений по управлению залогом. Почти каждое ее положение требует уточнений. По факту, регулирование получилось весьма условным, сложности применения, порожденные иностранным происхождением рассматриваемой конструкции, не имеющей аналогов в российском правопорядке, усугубились противоречивостью самих принятых норм. Существует большая вероятность того, что в настоящем виде статья 356 ГК РФ вряд ли будет применяться, по крайней мере, за три года ее существования подтверждений применения в судебной практике не находится, при том, что данная конструкция является востребованной на рынке. Если на законодательном уровне будут закреплены полноценные положения о синдицированном кредитовании, возможно, будут сняты и отдельные вопросы относительно договора управления залогом.

Председатель совета директоров IPT Group Сергей Нотов и сопредседатель совета директоров компании Павел Кориков стали соавторами книги «Эклогес. Опыт построения науки о выборах», вышедшей в издательстве «Филинъ» в августе 2017 года. В работе рассматриваются техники проведения избирательных кампаний с античного периода до наших дней.
15 Августа 2017
Право Исследования Юриспруденция
Пресс-секретарь IPT Group
Телефон
+7 495 988 - 47 - 70
Эл. почта
media@iptg.ru