+7 495 988 - 47 - 70
Сохраняя суть, стимулируй прогресс
+7 495 988 - 47 - 70
Россия, 109004, Москва,
ул. А. Солженицына, д. 27 (Пн-Пт 10:00-19:00)

Подписывайтесь на наши новости!

Правовые события 2014 года - итоги и прогнозы

Материал подготовлен при участии специалистов судебно-аналитического департамента, международно-правового департамента и департамента международной налоговой практики и бухгалтерского учета

Финансы Право Юриспруденция 2 Февраля 2015

2014 год был богат на правовые, политические и экономические события, большинство из которых  бесспорно сказались на российском юридическом рынке. Специалисты компании IPT Group прокомментировали каждое значительные событие 2014 года и спрогнозировали их дальнейшее развитие.

В ряду самых значимых событий прошедшего года аналитики называют:
  • объединение Высшего и Верховного судов;
  • принятие «закона о деофшоризации»;
  • закрытие рынков капиталов и снижение активности в M&A секторе;
  • рост банкротной практики;
  • сохраняющаяся популярность и востребованность уголовной практики, несмотря на все попытки либерализировать уголовное законодательство для предпринимателей;
  • возрастающая активность клиентов из Азии.

Пожалуй, одним из самых значимых правовых событий прошедшего года стало объединение высших судов Российской Федерации: Высшего Арбитражного Суда (ВАС РФ) и Верховного Суда (ВС РФ). С 6 августа 2014 года ВАС РФ прекратил свое действие. Его функции были переданы ВС РФ.

Основной целью данной реформы судебной системы является обеспечение единства подходов при отправлении правосудия, как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц установление общих начал судопроизводства и формирование единообразной судебной практики.

При этом возникает некоторая неопределенность в следующем вопросе. Правовые позиции ВАС РФ, изложенные в постановлениях Президиума и постановлениях Пленума по правовым вопросам, часто формировали новые нормы права, устраняя «пробелы» законодательства или же толкуя текст существующей правовой нормы не буквально, а исходя из целей, которые хотел достигнуть законодатель, устанавливая то или иное регулирование. Данные позиции были обязательны для нижестоящих арбитражных судов: правовые позиции ВАС РФ в соответствии с редакцией Арбитражного процессуального кодекса РФ, действовавшей до 06.08.2014, являлись основанием для пересмотра судебного акта, не соответствующего данной позиции, по новым обстоятельствам.

В силу данного обстоятельства участники хозяйственного оборота при осуществлении предпринимательской деятельности руководствовались правовыми позициями ВАС РФ.

Однако частью 1 статьи 3 Федерального конституционного закона от 04.06.2014 № 8-ФКЗ предусмотрено, что разъяснения по вопросам судебной практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами, данные Пленумом ВАС РФ, сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом ВС РФ. В соответствии с абзацем 7 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса в действующей редакции в мотивировочной части решения арбитражного суда могут содержаться ссылки на постановления Пленума и Президиума ВС РФ, а также на сохранившие силу постановления Пленума и Президиума ВАС РФ.

Таким образом, ожидается ревизия правовых позиций ВАС РФ (более сотни постановлений Пленума ВАС РФ и нескольких тысяч постановлений Президиума ВАС РФ). Данная работа в силу большого объема может занять продолжительное время, при этом какие-либо сроки не озвучиваются. В связи с этим участники хозяйственного оборота находятся в ситуации правовой неопределенности: с одной стороны, до пересмотра правовые позиции ВАС РФ являются действующими и подлежат применению арбитражными судами, с другой, данные позиции в любой момент могут быть отменены Постановлением Пленума ВС РФ.

Другое важнейшее правовое событие — принятие «закона о деофшоризации». Скорость принятия «Закона о деоффшоризации» и решительность его формулировок являются сигналами, которые трудно игнорировать. Они знаменуют решимость государственной власти в вопросах давно заявленной борьбы с оффшорами.

Принятие Закона означает переформатирование структуры корпоративной собственности для большого числа российских холдингов. Большинству наших клиентов (а это достаточно репрезентативная выборка) мы помогли еще до конца 2014 г. принять организационные решения о том, как они будут вести бизнес в новых условиях «Закона о деоффшоризации». Разумеется, единого решения, подходящего для всех, не существует. Решение в любом случае будет индивидуальным и принимается собственниками с учетом всех возможных рисков и сложившейся деловой практики этого бизнеса. Практические механизмы работы налоговых органов по «Закону о деоффшоризации» пока неочевидны. Поэтому самым интригующим моментом этого закона будет выработка практики его применения налоговыми органами и судами в 2015 г. По нашему мнению, применение «Закона о деоффшоризации» в 2015 г. охватит только наиболее крупных игроков российского рынка. Но по мере кристаллизации заложенных Законом механизмов эффект его применения ощутят на себе и все остальные российские холдинги, использующие оффшорные структуры. Соответственно, за реструктуризацию возьмутся также и те участники рынка, которые ранее решили «отсидеться в тени».

Завершившийся 2014 год ознаменовался значительным ухудшением экономической ситуации в России, что не могло, не отразится на характере, в том числе судебных споров. Аналитики отмечают рост банкротной практики.

Согласно статистическим данным работы арбитражных судов, в 2014 году количество принятых к производству арбитражным судом заявлений о признании должника банкротом составило 33615 шт. против 27351 шт. в 2013 году. Конечно увеличение банкротных дел на чуть более чем 3000 шт. в масштабах страны может показаться незначительным, вместе с тем такое увеличение может свидетельствовать о формирующейся тенденции, ведь дела о банкротстве имеют длительный «инкубационный» период, что связанно с особенностями их возбуждения, установленными законодательством РФ.

В этой связи стоит обратить внимание на изменения, внесенные в законодательство о банкротстве в конце 2014 года и вступающие в силу с 29.01.2015 года и с 01.07.2015 г., которые могут поспособствовать не только сохранению указанной выше тенденции, но и значительному ее увеличению.

В 2015 году вступят в силу Федеральный закон от 29.12.2014 г. № 482-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс об административных правонарушениях» и Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. № 476-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника».

В соответствии с первым, существенно изменяется процедура возбуждения дела о банкротстве. С одной стороны со 100 000 руб. до 300 000 руб., т.е. в 3 раза, увеличен минимальный размер денежных требований кредитора к должнику, необходимый для возбуждения дела о банкротстве. С другой стороны законодатель устанавливает «упрощенный» порядок возбуждения дел о банкротстве для кредиторов, имеющих статус кредитной организации. С 29.01.2015 г. кредиторы, являющиеся кредитными организациями, получают право обращаться в суд с заявлением о возбуждении дела о банкротстве с даты возникновения у должника признаков банкротства, при этом вступившее в силу решение суда о взыскании соответствующего денежного долга не требуется.

Данное изменение позволит банкам использовать институт банкротства не только по его прямому назначению, но и с целью более оперативного взыскания задолженности со своих заемщиков: средняя продолжительность рассмотрения арбитражного спора по взысканию денежного долга составляет около 6 месяцев (с момента подачи иска до момента вступления в законную силу решения арбитражного суда); срок возбуждения дела о банкротстве составляет 1-2 месяца (с даты подача заявления о признании должника банкротом до момента разрешения судом вопроса об обоснованности или необоснованности поданного заявления и, соответственно введения или не введения первой банкротной процедуры – наблюдения, со всеми вытекающими из этого последствиями для должника).

В соответствии со вторым, изменяется субъектный состав должников, в отношении которых может быть возбуждена процедура банкротства. С 01.07.2015 г. процедура банкротства может быть возбуждена в отношении граждан не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (условиями возбуждения процедуры являются: наличие задолженности по денежным требованиям не менее 500 тыс. руб., не исполнение таких требований в течение 3 месяцев).

Таким образом, с учетом исключения в отношении кредиторов кредитных организаций требования о наличии вступившего в силу судебного решения по денежному долгу значительное увеличение количества банкротных дел можно прогнозировать уже в 2015 году, т.е. до истечения «инкубационного периода», средняя продолжительность которого составляет 1-2 года. Кроме этого, значительному увеличению банкротных дел в 2015 году будет способствовать изменение субъектного состава.

Остается популярна и востребована уголовная практика, несмотря на все попытки либерализировать уголовное законодательство для предпринимателей, они все равно не выпадают из его обоймы. Популярность и востребованность уголовной практики обусловлена спецификой воздействия государства на правонарушителей. Человек, нарушивший закон, рискует не просто своим имуществом, деньгами, долями, акциями и прочими благами, а во многих случаях лишением свободы и потерей деловой репутации. И если с потерей репутации кто-то еще каким-либо образом готов смириться, то представить себя любимого на нарах не готов практически никто. Ответить на вопрос, как повлияла либерализация уголовного законодательства на предпринимателей в одной плоскости невозможно. С одной стороны, недобросовестные конкуренты и их ангажированные представители в правоохранительных органах в меньшей степени стали использовать уголовные дела экономических категорий для решения вопросов выбивания долгов или рейдерского захвата, поскольку существующие санкции не способствуют применению мер пресечения в виде заключения под стражу на следствии к подозреваемым и обвиняемым, а значит и оказанию на них реального давления для решения экономического вопроса. С другой стороны, надо оценить, каковы были цели либерализации. Логично предположить, что сама по себе либерализация не способна была полностью изжить такое явление, как нарушение закона в экономической сфере, но способна была уменьшить количество осужденных к лишению свободы и разгрузить, таким образом, места отбывания наказаний. При таком подходе, необходимо адекватно понимать, что либерализация привела к снижению преступлений экономической направленности не за счет искоренения явления, а за счет его декриминализации и потери уголовно-правовой актуальности. Невозможно, чтобы в один миг все вдруг стали правильными и порядочными. Это примерно как, если бы решили легализовать проституцию или наркоторговлю. Да, преступлений бы не стало, но сами явления бы остались.

Так называемая либерализация привела еще и к тому, что представители правоохранительных органов, и ранее не горевшие желанием расследовать уголовные дела экономической направленности, в силу своей недостаточной компетенции, сложности их доказывания и разграничения с гражданско-правовыми отношениями, на сегодняшний день на практике еще меньше стремятся прикладывать к этому усилия, даже при наличии реального состава преступления.

Все это в совокупности привело к тому, что недобросовестные предприниматели, пользуются сложившейся ситуацией, понимая, что риск реального лишения свободы не велик и можно продолжать обманывать честных граждан и контрагентов, и не платить налоги.

С налоговыми преступлениями вообще возникла некоторая абсурдная ситуация, при которой правоохранительные органы не могли возбудить уголовное дело без соответствующего решения налогового органа о наличии такого нарушения. Понимая несправедливость сложившейся ситуации, законодатель в 2014 году изменил существующее положение, разрешив правоохранительным органам возбуждать дела о налоговых преступлениях и при отсутствии такого заключения.

Помимо этого, сама либерализация выявила неспособность государства регулировать некоторые отношения иным образом кроме как уголовно-правовым, поэтому в УК РФ снова вернулись такие составы как, например, клевета (128.1 УК РФ) и квалифицированная контрабанда (200.1 и 200.2 УК РФ) Таким образом, сама по себе либерализация уголовного законодательства не искоренила негативные явления в экономической сфере, но изменила статистические данные в лучшую сторону. Но в лучшую сторону не означает полной победы над преступными посягательствами.

Кроме того, предоставленная в 2014 году возможность правоохранительным органам самостоятельно возбуждать дела по налоговым преступлениям без предварительного мнения налогового органа, необходимость пополнения бюджетов различных фондов особенно в кризисных условиях, может привести к увеличению количества уголовных дел данной категории.

В этом же направлении можно ожидать дополнительного регулирования уголовной ответственности лиц за уклонение от неуплаты налогов в свете принятого в конце 2014 года и нашумевшего закона о деофшоризации. Данную тему активно лоббировал Следственный Комитет РФ и по имеющейся информации в недрах Государственной Думы РФ такой проект уже есть.

Бесспорно, еще одним заметным событием прошлого года стало закрытие рынков капиталов и снижение активности в M&A секторе. Результатом жесточайшего экономического давления США и ЕС стал драматичный кризис ликвидности, обвал курса рубля и стремительное падение капитализации российского рынка. Российский рынок на конец 2014 г. был близок к состоянию «свободного падения». В такой ситуации приобретатели оказались отрезаны от ликвидности, а цену предприятия определить на фоне ухудшающихся финансовых показателей было невозможно. Неудивительно, что в 4 квартале 2014 г. завершение многих запланированных сделок M&A мы не увидели.

Политическое развитие международной ситуации позволяет с большой долей вероятности предсказать, что санкционное воздействие на Россию продолжится (а возможно даже усилится) на протяжении 2105 г. Соответственно, ситуация с доступом к рынками западного капитала вряд ли исправится, а это значительно ограничит возможности российских приобретателей. Не стоит также надеяться на приток иностранных покупателей на российский рынок, который S&P и Fitch оценили как «мусорный». В 2015 г. можно ожидать некоторое оживление на рынке M&A проблемных активов (distressed M&A). Однако о сделках M&A можно будет говорить только после стабилизации курса рубля, определяющим фактором для которого является стабилизация цен на нефть.

Наконец, еще одна тенденция — возрастающая активность клиентов из Азии. Все чаще поступают запросы из Кореи, Японии и особенно Китая. Налаживание взаимодействия с азиатскими фирмами — это инвестирование в будущее юридического бизнеса. Поворот России в сторону теснящих США и ЕС восточноазиатских экономик является неизбежным процессом, который определятся как естественной географической логикой, так и нашей взаимной экономической комплиментарностью. По нашему опыту, завоевать доверие клиента из Китая чрезвычайно сложно, и это требует вложения большого количества усилий и времени. Но вместе с налаживанием экономических связей, рынок консалтинга клиентов из восточноазиатского региона является и крайне перспективным. На рынке Москвы борьба за клиентуру из Восточной Азии еще не началась, но готовиться к ней следует уже сейчас.

1 Июня 2017

Светлана Бармушкина

Заместитель Главного бухгалтера

25 Мая 2017

Арсений Громов

Юрисконсульт департамента правового сопровождения управления недвижимостью

Финансы 11 Апреля 2017

Мария Демченко

Юрист департамента правового сопровождения инвестиционных проектов

Пресс-секретарь IPT Group
Телефон
+7 495 988 - 47 - 70
Эл. почта
media@iptg.ru