Подписывайтесь на наши новости!

Отправляя персональные данные из этой формы, я даю согласие на обработку персональных данных

Потерпевший – потерпи!

Сергей Карпов

Право 28 Октября 2015

Как не покажется грустным на первый взгляд, но очень часто лицо, именуемое потерпевшим, в полной мере должно оправдать  свое наименование с разных сторон.
Именно в этой разности и заключается грусть его положения.

С точки зрения закона, «потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.» (ст. 42 УПК РФ)

Предложенное определение позволяет говорить о том, что, собственно говоря, лицо становится потерпевшим, если оно каким-либо образом пострадало от преступления и должно наименоваться таковым только по этой причине.

Кроме того, закон ставит потерпевшего в общий ряд участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, т.е. со стороны следователя и прокурора.

Логично предположить, что и задачи участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения должны в некотором роде совпадать, преследуя общую цель в виде привлечения виновных лиц к ответственности, восстановления нарушенных прав потерпевшего и принятия мер к возмещению причиненного ему вреда.

Но это в теории или если повезет, то так и будет. Однако печальный опыт практической деятельности свидетельствует о том, что не редко ситуация развивается по иному сценарию, когда интересы следователя и потерпевшего расходятся в разные стороны.

Причин этому может быть несколько. Не преследуя цели определить все, можно выделить некоторые из них, например: личную заинтересованность следователя в ином результате, его некомпетентность, банальное разгильдяйство и халатность, большую загруженность и не достаток времени, необоснованную и ошибочную позицию самого потерпевшего.

Однако применительно к нашей ситуации будем исходить из того, что потерпевший прав и действительно является потерпевшим, но интересы следствия при этом с его интересами не совпадают. В таком случае достойно признать лицо, именуемое потерпевшим, еще раз таковым, поскольку терпеть ему теперь приходится уже не только от преступления, но и от своих «союзников» - участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, должным образом не выполняющих свои обязанности.

Такая ситуация ухудшает положение потерпевшего, возлагает на него дополнительную нагрузку по активизации деятельности представителей следствия, не позволяет ему должным образом отстаивать свои интересы, поскольку он не обладает процессуальными возможностями следственных органов, а, значит, не может выполнить необходимый комплекс следственных и оперативно-розыскных мероприятий вместо них. Не смотря на то, что в последние годы уголовно-процессуальный закон в некотором смысле усилил положение потерпевшего, в частности, обязав правоохранительные органы принимать решение о признании лица таковым незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела, однако кардинальным образом ситуацию это не изменило.

Конечно, обладая процессуальным статусом потерпевшего, у лица несколько больше возможностей быть в курсе того, как идет процесс расследования, чем у лица со статусом заявителя, остающимся таковым неопределенное количество времени после возбуждения уголовного дела. Потерпевший может и более широко обжаловать действия следователя.

Вместе с тем, в своей совокупности, предоставленные ему права не достаточны и не позволяют ему адекватно контролировать процесс расследования и своевременно реагировать на возможные нарушения. Одной из главных болезненных точек в этом вопросе является ситуация, при которой расследование уголовного дела приостанавливается. На сегодняшний день, имеющиеся у потерпевшего права, предоставляют ему возможность лишь получить копию постановления о приостановлении расследования и принять решение о необходимости его обжалования.

Для того же, чтобы грамотно и мотивировано обжаловать принятое решение и вообще понимать, как велось следствие и что выполнено по делу, необходимо по-хорошему ознакомиться с материалами уголовного дела, чего потерпевший сделать не может, так как закон определяет два случая, когда потерпевший может произвести ознакомление с делом. Это либо по окончании расследования перед направлением дела в суд, либо в случае прекращения уголовного дела.

Поэтому часто обжалования потерпевшим решений о приостановлении производства по делу сводятся к банальному «не согласен», что кажется нелогичным в рассматриваемой ситуации. А чем эта ситуация «хуже» прекращения производства по делу? Ведь иногда дело приостанавливается неоднократно и длится это приостановление годами, что может быть значительного хуже для самого потерпевшего, поскольку на неопределенное время необоснованно оставляет его без должной защиты своих интересов.

Конечно, есть контролирующие и надзирающие органы, которые должны помогать решать этот вопрос. Но этот контроль и надзор не застрахован от формализма. А чего собственно боятся органы следствия, в чем собственно проблема предоставить возможность ознакомиться с делом потерпевшему на данном этапе, тем более, как мы уже отметили они находятся в «одной упряжке»? Логично предположить, что потерпевший, ознакомившись с делом, может прийти к выводу в обоснованности принятого решения и не будет не нужных жалоб, а может и наоборот выявить ошибки и недостатки в работе следователя, побудив его к дополнительному расследованию.

К сожалению, пока этот пробел в законе не будет устранен, все будет зависеть только от доброй воли, компетентности и порядочности следственных органов, в противном случае, при остающихся случаях злоупотребления с их стороны потерпевший вдвойне будет оправдывать свое имя.

Исследовательский центр IPT Group начинает новое исследование на тему: «Инвестиционные ожидания российского бизнеса». Мы хотели бы понять, как оценивают собственники бизнеса инвестиционный климат в России сегодня и каковы их инвестиционные планы на 2018 год.
23 Октября 2017
Инвестиции Исследования
Пресс-секретарь IPT Group
Телефон
+7 495 988 - 47 - 70
Эл. почта
media@iptg.ru