Подписывайтесь на наши новости!

Отправляя персональные данные из этой формы, я даю согласие на обработку персональных данных

Дело о бревне или история не одной жалобы.

Для несведущего читателя хочу сразу пояснить, что в бытность мою следователем делом о бревне называли такую категорию дел, которые не имели реальной судебной перспективы, но которые по различным причинам невозможно было окончательно завершить, например, из-за многочисленных жалоб со стороны заинтересованных лиц.

И вот это дело, то прекратят, то отменят, то приостановят, то возобновят, таская это, по сути, мертвое дело, т.е. бревно, с места на место, до тех пор, пока не истекут сроки давности или у заинтересованной стороны не иссякнет терпение. История, о которой я хотел бы рассказать, внешне напоминает такое дело, но только по форме, по содержанию же она существенным образом от него отличается, поскольку, по моему глубокому убеждению, имеет реальную судебную перспективу. Все началось несколько лет назад в одном из московских ТСЖ. Тут и простому читателю известно, что сфера ЖКХ была и остается клондайком для нечистых на руку представителей обслуживающих компаний, которые незаконным образом реализуя свою доступность к денежным средствам обслуживаемых ими жильцов, благополучно используют их по своему усмотрению, формируя многочисленные задолженности перед поставщиками различных ресурсов и, тем самым, создавая угрозу для прекращения их подачи конечному потребителю и, в конечном итоге, делая невозможным нормальное проживание. Наша ситуация не является исключением. Более того, она не является единственной в своем роде, поскольку похожа на аналогичные случаи в других обслуживающих организациях, что в целом отражает сложившуюся тенденцию по стране. Так вот, когда такое положение стало развиваться у наших героев, они не стали сидеть сложа руки, а стали принимать активные меры к смене проворовавшегося состава руководства ТСЖ. Не без боя, конечно, но после многочисленных судебных процессов, им, наконец-то, удалось восстановить статус-кво, сменить нечистых на руку управленцев и заменить их нормальными кадрами. В первую очередь, стали изучать хозяйственное положение товарищества и, разумеется, обнаружили многочисленные долги перед поставщиками услуг и неправомерное расходование денежных средств по различным фиктивным договорам, которых к тому же вообще не оказалось в товариществе, а установлено это было путем изучения движения денежных средств по счетам. Что делать? Надо закрывать долги и каким-то образом возвращать пропавшие деньги. Но как это сделать? Конечно же, путем обращения в правоохранительные органы с соответствующим заявлением о привлечении виновных лиц к ответственности. И здесь начинается наш полет в космические глубины уголовного преследования. После удачного старта ракеты – подачи заявления и его регистрации в органах МВД, система управления полетом начинает давать сбои, которые, как оказалось впоследствии, носят не только системный характер, обусловленный некомпетентностью лиц, осуществляющих расследование и их нежеланием работать, но и банальным, и, одновременно, эффективным вмешательством, со стороны лиц, которые по известным причинам не желают быть привлекаемыми к уголовной ответственности. В нашем случае, такие палки в колеса вставлял один из бывших управленцев товарищества, некогда имевший отношение к службе в органах внутренних дел. Однако первоначально уклонение от курса в виде постановления об отказе в возбуждении уголовного дело было успешно скорректировано талантливыми работниками надзирающих органов прокуратуры, которые по жалобе заявителя вернули ракету на прежнюю орбиту. Но система на то и система, что не поддается разовой корректировке и пока не заменят бракованную деталь, говорить о дальнейшем нормальном движении вряд ли возможно. В качестве наглядной иллюстрации ситуации приведу близкую к тексту позицию заявителя, изложенную в очередной жалобе, которая наглядно позволяет увидеть отношение к проведению расследования сотрудников правоохранительных органов. Итак, несмотря на то, что в заявлении ТСЖ были подробно изложены предполагаемые обстоятельства и способы хищения денежных средств, с указанием конкретных фирм и лиц, данные факты проверены не были, объяснения от участвующих в них лиц не получены, правовая оценка описанным событиям не дана. Согласно тексту постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в ходе проверки удалось лишь получить объяснение от одного генерального директора и одновременно единственного акционера одной из проверяемых компании, используемой для вывода денежных средств из ТСЖ по несуществующим договорам. Директор – женщина не смогла назвать телефоны офиса своей компании, телефоны своих сотрудников и их численность, поскольку она занимается воспитанием ребенка и все финансово-хозяйственные документы подписывает дома. Документы ей привозит курьер. Остался также не ясным вопрос, как ее компания, которая занимается оптовой торговлей запчастями и электрооборудованием для автомобилей, осуществляла поставку лифтового оборудования и его ремонт. Кто вообще фактически руководит организацией, если генеральный директор сидит дома и занимается воспитанием ребенка. Невооруженным глазом видно, что данная компания никакого оборудования не поставляла и никаких работ не проводила. Попытки работников правоохранительных органов получить объяснение от руководителя еще одной из компаний, которая якобы оказывала услуги ТСЖ, также окончились провалом. Как стало известно сотрудникам полиции из достоверных источников – со слов гражданина республики Молдова, проживающего в квартире у генерального директора другой компании, он находится в больнице на излечении от алкоголизма. Видимо, у сотрудников полиции не хватило полномочий запросить подтверждающую информацию в медицинском учреждении, и не хватило сил и желания навестить ее больного руководителя, чтобы выяснить у него имеющее значение для дела обстоятельства. Руководитель - домохозяйка и руководитель – алкоголик не вызывают сомнений в том, что управляемые ими компании не занимаются реальной финансово-хозяйственной деятельностью. Не меньшее разочарование и удивление вызвала беспомощность сотрудников полиции, которые в течение целого месяца не смогли вызвать к себе для получения объяснения бывшего руководителя ТСЖ. Они целых три раза!!! вызывали его для дачи объяснения, а он не пришел и даже по телефону не позвонил, обидно, да. Все это похоже на детский лепет. Не понятно тогда, зачем государство наделило органы внутренних дел соответствующими полномочиями и функциями, если они не могут их реализовать. С такой позицией дело никогда не сдвинется с мертвой точки, пока сам виновник торжества не придет к ним и не напишет явку с повинной. А пока у него и других потенциально виновных лиц такого желания не появилось, работники полиции могут спокойно ждать и получать за это заработную плату. Продолжая тщетные попытки установить истину, работники полиции направили запрос в банк, в котором по иронии судьбы были открыты счета всех липовых фирм и что совсем не вызывало подозрений, но ответ на запрос ими получен не был, что явилось еще одним веским основанием в копилке отказа в возбуждении уголовного дела. Таким образом, весь этот кропотливый труд и совокупность неопровержимых оснований позволили работникам органов внутренних дел сделать вывод, что достаточных данных для привлечения к уголовной ответственности кого-либо не получено, в связи с чем в возбуждении уголовного дела необходимо отказать за отсутствием состава преступления. Документ об этом – постановление об отказе в возбуждении уголовного дела подписало несколько заслуженных работников полиции, посвятивших себя служению закону и охране правопорядка и дослужившихся до званий старших офицеров: старший оперуполномоченный в звании майора полиции, начальник ОРЧ ОЭБиПК УВД по одному из округов г. Москвы в звании подполковника полиции, начальника ОЭБиПК УВД этого же округа в звании подполковника, а утвердил и.о. начальника полиции УВД по этому же округу в звании полковника полиции. Но если люди с таким опытом работы принимают вышеуказанные решения и соглашаются с ними, то, что должен делать простой потерпевший, куда стучаться и куда обращаться, чтобы наконец-то провернуть этот бюрократический маховик. Значительно сокращая данную часть истории, необходимо отметить, что с момента подачи первоначального заявления о возбуждении уголовного дела по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество), до его реального возбуждения прошло более одного года. Закон жанра позволяет подтвердить, что сначала в возбуждении уголовного дела несколько раз отказывали на местном уровне, потом все это обжаловалось в местную прокуратуру и какое-то время имело результат. Однако такая система лечения помогла недолго, поэтому пришлось менять доктора и лекарственный препарат. Жалобы полетели в Генеральную Прокуратуру, МВД РФ, службы собственной безопасности МВД, в Следственный Комитет РФ, Депутатам Государственной Думы РФ и, разумеется, Президенту РФ. Естественно, у противоборствующей стороны ресурса противостоять сразу всем органам не было возможности и массированные бомбардировки завершились возбуждением уголовного дела, правда, не по ст. 159 УК РФ (мошенничество), а по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями, повлекшее причинение вреда). Ну, да ладно, главное сдвинули с мертвой точки, уже хорошо. На какое-то время облегченно вздохнули и стали ждать, услаждая свой слух обещаниями следователя из системы СК РФ о скором завершении дела и направлении его в суд. Но время шло, ожидание затягивалось, а дело стояло на месте. При этом, по доброй сложившееся во всей правоохранительной системе традиции, заявителя не только забыли признать потерпевшим, но и забывали его уведомлять о приостановлении по надуманным основаниям производства по уголовному делу и его возобновлению. Так прошел почти год, и, когда ложным обещаниям верить было уже нельзя, пришлось снова браться за перо. И опять полетели птицы-жалобы по различным инстанциям, возбуждая у нерадивых сотрудников желание хоть что-то сделать по делу. Показателен один эпизод этого процесса. Как-то в ходе обжалования представитель заявителя попал на прием к непосредственному руководителю одного из подразделений СК РФ по району г. Москвы и в ходе беседы с последним о сложившейся ситуации посетовал на то, что куда, мол, только не жаловались, а расследование дела продвигается плохо, разве не жаловались только в лигу сексуальных меньшинств, пошутил представитель. На это бравый полковник находчиво, но иронично ответил, что жалоба в эту организацию имела бы намного больше успеха, чем все то, что мы до этого сделали. Печально, но факт. Однако градус отношений накалялся и грозил вероятными негативными последствиями лицам, проводящим расследование, поэтому, чтобы разрядить обстановку, заявителя, наконец-то, признали потерпевшим. Более того, дабы снять с себя этот груз ответственности, решили, что в действиях виновных лиц, содержатся все-таки признаки мошенничества, о чем новые представители ТСЖ заявляли с самого начала, вследствие чего дело было переквалифицировано на ст. 159 УК РФ и с облегчением для представителей СК РФ передано в одно из районных подразделений МВД РФ по г. Москве. Помимо энтузиазма от переквалификации на ст. 159 УК РФ подобное развитие ситуации вызывало и озабоченность, поскольку именно следствие МВД долгое время не желало возбуждать и расследовать дело. Существовала опасность, что ситуация повторится. Но на первоначальном этапе сотрудничества опасения были немного развеяны, поскольку следователь, принявший дело, к своему производству, в целом подошел к этому ответственно и оставил положительное впечатление. Он даже запросил какие-то документы, дополнительно допросил потерпевшего, после чего его активность заметно снизилась и в конечном итоге сошла практически на нет. Как и прочие недобросовестные работники, следуя негативной традиции, об изменении процессуального статуса по делу, он также забывал уведомлять потерпевшего, чем необоснованно лишал его права на своевременное обжалование и защиту своих интересов, параллельно затягивая процесс расследования и, на радость злодеям, приближая окончания сроков давности. Его отношение к перспективе расследования вытекало из его ответов на вопрос о том, когда же, наконец, он приступит к расследованию. На что он, не придавая значения своим словам, честно отвечал, что после того, как закончит живые дела, находящиеся в его производстве. Из этого можно сделать вывод о том, что никогда, поскольку живые дела никогда не заканчиваются, а раз дело ТСЖ не попало в их категорию, значит это мертвое дело. В итоге, что мы имеем на сегодняшний день? Прошло почти 3 года с момента подачи первого заявления. У нас есть кто, как и сколько похитил, но нет результата в виде привлечения виновных лиц к ответственности и возмещения причиненного ими ущерба. Есть все, но нет желания сотрудников правоохранительных органов завершить производство по делу. Остается только догадываться, чем обусловлены принимаемые ими решения - некомпетентностью, халатностью, личной заинтересованностью или иными причинами. Очень часто приходится слышать от представителей силовых структур, что они не вправе вмешиваться в гражданско-правовые отношения. Полностью с ними согласен. Не надо этого делать, но и не надо скрывать за этой фразой свое нежелание или неумение работать, когда есть реальный состав преступления, который надо расследовать. Произошедшая в недавнем прошлом либерализация ряда составов УК РФ, касающихся преступлений в сфере экономики, в том числе и мошенничества, в какой-то степени сыграла злую шутку, укрепив нежелание безответственных работников правоохранительных органов выполнять свои обязанности, предоставив им для этого дополнительный повод. Нет смысла указывать конкретные названия участвующих в описанной истории юридических лиц, а также называть фамилии ответственных работников, не только потому, что дело еще продолжается, но и потому, что оно по сути своей носит нарицательный характер, является общим для множества аналогичных дел, ставших болью для пострадавших. Но, как говорится, Dum Spiro Spero. Борьба продолжается…

Исследовательский центр IPT Group начинает новое исследование на тему: «Инвестиционные ожидания российского бизнеса». Мы хотели бы понять, как оценивают собственники бизнеса инвестиционный климат в России сегодня и каковы их инвестиционные планы на 2018 год.
23 Октября 2017
Инвестиции Исследования
Пресс-секретарь IPT Group
Телефон
+7 495 988 - 47 - 70
Эл. почта
media@iptg.ru